Какой автомобиль был в матрице

Koval90 › Блог › матрица, — не про машины, но интересно

Матрица: неизвестный финал

Теперь я наконец нашёл ответы на те глупые дыры в сюжете, что мучили меня в первом фильме. Это… Это просто гениально.

Многие кинокритики отмечают, что после концептуальной «Матрицы номер один» ее продолжения слишком сильно отдавали желанием заработать как можно больше денег на успехе предыдущей картины, чтобы считаться достойными фильма-предшественника. Возможно, все могло выглядеть совсем по-другому…

Многие считают, что братья (тогда еще) Вачовски, собственно, сотворили один-единственный фильм, на славе которого и строили всю свою последующую карьеру. Первая «Матрица» гениальна. Вторая и третья части трилогии далеко ушли в сторону чистой коммерции, и этим слегка подпортили послевкусие, но то, что оригинальная картина оказалась выше всех и всяческих похвал — это уж точно.

К сожалению, переполнив сногсшибательными спецэффектами продолжения, забив их под завязку персонажами и второстепенными событиями, авторы «Матрицы» утратили обжигающую простоту оригинала, чему своеобразный хэппи-энд с восходом солнца тоже не способствовал.

Но что вы скажете, если узнаете, каков был оригинальный замысел Вачовски? Будь он воплощен на экране должным образом — и эффект от «Матрицы» был бы усилен втрое, ведь по жестокости финального поворота событий фильм превзошел бы даже «Бойцовский клуб»!

Сценарий «Матрицы» создавался Вачовски на протяжении более чем пяти лет. Годы непрерывного труда породили целый иллюзорный мир, густо пронизанный сразу несколькими сюжетными линиями, время от времени причудливо переплетавшимися между собой. Адаптируя свой колоссальный труд для экранизации, Вачовски изменили так много, что, по их же собственному признанию, воплощение их замыслов оказалось лишь «фантазией по мотивам» той истории, что была придумана в самом начале. Хотя, конечно, основная идея всегда оставалась неизменной.

Самое интересное заключается в следующем: на определенном этапе из сценария в конечном итоге была убрана на редкость занимательная составляющая — суровый финальный твист. Дело в том, что с самого начала Вачовски задумывали свою трилогию как фильм с, пожалуй, самым печальным и безысходным концом, какой только можно себе представить. Судя по обширному фрагменту сценария, который был отвергнут весь целиком на этапе согласования производства картины с продюсером Джоэлом Сильвером, мы лишились на редкость ошеломляющего финала, который уж точно смотрелся бы лучше того «хэппи-энда», который в конце концов попал на экраны.

Прежде всего, стоит оговориться, что сценарные наброски и разные варианты одного и того же фильма, будучи отвергнутыми, далее не дорабатывались, поэтому многое осталось не увязанным в стройную систему. Так, в «грустном» варианте трилогии события второй и третьей частей довольно сильно урезаны. При этом в третьей, заключительной части начинается развертывание настолько суровой интриги, что она практически ставит с ног на голову все события, происходившие ранее по сюжету. Точно так же финал шьямалановского «Шестого чувства» полностью перетряхивает все события фильма с самого его начала. Только в «Матрице» зритель новыми глазами должен был взглянуть практически на всю трилогию. И очень жаль, что Джоэл Сильвер настоял на реализованном варианте — этот явно лучше.

Итак, оригинальный сценарий истории:

С момента окончания событий первого фильма проходит шесть месяцев. Нео, находясь в реальном мире, обнаруживает у себя невероятную способность воздействовать на окружающее: сперва он поднимает в воздух и гнет ложку, лежащую на столе, потом определяет положение машин-Охотников за пределами Зиона, потом в бою со Спрутами уничтожает одного из них силой мысли на глазах потрясенной команды корабля.

Нео и все окружающие не могут найти объяснение данному феномену. Нео уверен, что этому есть веская причина, и что его дар как-то связан с войной против машин, и способен оказать решающее воздействие на судьбу людей (интересно отметить, что в снятом фильме эта способность тоже есть, но она вовсе не объясняется, и на ней даже не особенно заостряют внимание — может, и все тут. Хотя, по здравом размышлении, умение Нео в реальном мире вытворять чудеса не имеет абсолютно никакого смысла в свете всей концепции «Матрицы», и выглядит просто странно).

»’И вот Нео встречается с Архитектором. Тот открывает ему, что город людей Зион уничтожался уже пять раз, и что уникальный Нео был намеренно создан машинами для того, чтобы олицетворять для людей надежду на освобождение, и таким образом сохранять спокойствие в Матрице и служить ее стабильности. Но когда Нео спрашивает у Архитектора, какую роль во всем этом играют его сверхспособности, проявляющиеся в реальном мире, Архитектор говорит, что ответ на этот вопрос никогда не может быть дан, ибо он приведет к знанию, которое уничтожит все, за что сражались друзья Нео и он сам.

После разговора с Архитектором Нео понимает, что здесь скрыта какая-то тайна, разгадка которой может принести долгожданный конец войны между людьми и машинами. Его способности становятся все сильнее. (В сценарии есть несколько сцен с впечатляющими боями Нео с машинами в реальном мире, в котором он развился до ультимативного супермена, и может почти то же, что и в Матрице: летать, останавливать пули и прочее)»’

Тем временем вышедший из-под контроля главного компьютера агент Смит, ставший свободным и получивший умение бесконечно копировать себя, начинает угрожать уже самой Матрице. Вселившись в Бэйна, Смит проникает также и в реальный мир.

Нео ищет новой встречи с Архитектором, чтобы предложить ему сделку: он уничтожает агента Смита, разрушив его код, а Архитектор открывает Нео тайну его сверхспособностей в реальном мире и останавливает движение машин на Зион. Но комната в небоскребе, где Нео встречался с Архитектором, пуста: создатель Матрицы поменял свой адрес, и теперь никто не знает, как его найти. Ближе к середине фильма происходит тотальный коллапс: агентов Смитов в Матрице становится больше, чем людей и процесс их самокопирования нарастает как лавина, в реальном мире машины проникают в Зион, и в колоссальной битве уничтожают всех людей, кроме горстки уцелевших во главе с Нео, который, несмотря на свои сверхспособности, не может остановить тысячи машин, рвущихся в город.

Читайте также:  Смыть полироль с салона автомобиля

Яркий свет. Нео, совершенно неповрежденный, без ран и с целыми глазами, приходит в себя сидящим в красном кресле Морфеуса из первой части «Матрицы» в абсолютно белом пространстве. Он видит перед собой Архитектора. Архитектор говорит Нео, что потрясен тем, на что способен человек во имя любви. Он говорит, что не учел ту силу, которая вселяется в человека, когда он готов пожертвовать своей жизнью ради других людей. Он говорит, что машины на это не способны, и поэтому они могут проиграть, даже если это кажется немыслимым. Он говорит, что Нео — единственный из всех Избранных, который «смог зайти так далеко».

Нео спрашивает, где он. В Матрице, отвечает Архитектор. Совершенство Матрицы заключается, в числе прочего, еще и в том, что она не допускает, чтобы непредвиденные события нанесли ей хоть малейший ущерб. Архитектор сообщает Нео, что они сейчас находятся в «нулевой точке» после перезагрузки Матрицы, в самом начале ее Седьмой Версии.

Нео ничего не понимает. Он говорит, что только что уничтожил Центральный Компьютер, что Матрицы больше нет, как и всего человечества. Архитектор смеется, и сообщает Нео нечто, шокирующее до глубины души не только его, но и весь зрительный зал.

Зион — это часть Матрицы. Для того, чтобы создать для людей видимость свободы, для того, чтобы дать им Выбор, без которого человек не может существовать, Архитектор придумал реальность внутри реальности. И Зион, и вся война с машинами, и агент Смит, и вообще все, что происходило с самого начала трилогии, было спланировано заранее и является не более чем сном. Война была только отвлекающим маневром, а на самом деле все, кто погиб в Зионе, боролся с машинами, и сражался внутри Матрицы, продолжают лежать в своих капсулах в розовом сиропе, они живы и ждут новой перезагрузки системы, чтобы снова начать в ней «жить», «бороться» и «освобождаться». И в этой стройной системе Нео — после его «перерождения» — будет отведена все та же самая роль, что и во всех предыдущих версиях Матрицы: вдохновлять людей на борьбу, которой нет.

Ни один человек никогда не покидал Матрицу с момента ее создания. Ни один человек никогда не умирал иначе, как согласно плану машин. Все люди — рабы, и это никогда не изменится.

Камера показывает героев фильма, лежащих в своих капсулах в разных уголках «питомников»: вот Морфеус, вот Тринити, вот капитан Мифунэ, погибщий в Зионе смертью храбрых, и многие, многие другие. Все они безволосы, дистрофичны и опутаны шлангами. Последним показывают Нео, выглядящего в точности так же, как в первом фильме в момент его «освобождения» Морфеусом. Лицо Нео безмятежно.

Нео, с помертвевшим лицом глядящий прямо перед собой, пытается осознать происшедшее, и бросает последний взгляд на Архитектора, который говорит ему на прощание: — «В Седьмой Версии Матрицы миром будет править Любовь».

Звучит будильник. Нео просыпается, и выключает его. Последний кадр фильма: Нео в деловом костюме выходит из дома, и быстрым шагом направляется на работу, растворяясь в толпе. Под тяжелую музыку начинаются финальные титры.»’

Мало того, что этот сценарий выглядит более стройным и понятным, мало того, что в нем действительно блестяще объясняются сюжетные дыры, которые были оставлены без объяснений в экранизации — он еще и гораздо лучше вписывается в мрачный стиль киберпанка, чем исполненный «надежды» конец увиденной нами трилогии. Это не просто Антиутопия, но Антиутопия в своем самом жестоком проявлении: конец света давно позади, и ничего нельзя исправить.

Но продюсеры настояли на хэппи-энде, пусть и не особенно радостном, а еще их условием было обязательное включение в картину эпичного противостояния Нео и его антипода Смита как некого библейского аналога битвы Добра и Зла. В итоге довольно навороченная философская притча первой части досадно выродилась в набор виртуозных спецэффектов без особенно глубокой задней мысли.

Это никогда не будет снято. Остается только представлять, как это могло быть. И это могло быть очень, очень круто.
взято на вк.ру

Источник

Неофициальный FAQ по миру Матрицы

Почему и зачем.
Многие фильмы и книги, картины и другие произведения искусства не понимаются людьми, в силу различных причин. Фантастическая трилогия братьев Вачовски, пожалуй, одна из самых непонимаемых и перевираемых кинолент в истории. Во-первых, потому что фантастика, а фантастику адекватно воспринимают далеко не все (и не большинство) зрителей, во-вторых, потому что фантастика индивидуальных жанровых, режиссерских и сценарных традиций (в чем-то новаторских).
Как верный поклонник трилогии (мне кажется, что не фанатичный, но вы можете решить по-другому :), я не могу спокойно смотреть, как какие-нибудь недалекие мальчики или критики поливают грязью то, во что не желают вдуматься, что не склонны понять и принять. Но даже в среде тех, кому нравится Матрица (и тех, кто ее любит) распространено большое количество странных и, мягко говоря, не совсем верных гипотез о сюжете, перипетиях происходящего в том или ином моменте.
Этот фак написан с целью обобщить имеющиеся у меня данные и помочь читающим отделить правильные версии о Матрице от неправильных. Понятие правильности определялось мной, как автором ответов на вопросы, и потому безусловно субъективно. 🙂 Вполне возможно (даже наверное), в каких-то вопросах я ошибаюсь, и буду рад, если вы меня аргументировано поправите.

В факе есть как факты, так и мои домыслы (не меньше 30%), особенно, когда дело касается обоснования паверсов Избранного в реальном мире.

Читайте также:  Можно ли проверять новый автомобиль до его покупки

Имеющиеся вопросы с ответами.

Раздел первый. Здесь заданы тривиальные вопросы, ответы на которые вы знаете, если вы поклонник Матрицы и смотрели ее больше одного раза. В таком случае, просто пропустите его 🙂

1. Что такое Матрица?
После победы над людьми в третьей мировой войне, Машины остались хозяевами разрушенной, опустошенной планеты, небо которой было к тому же укрыто непроницаемым слоем черных облаков. Остаться без энергии было все равно, что умереть – и машины, обладающие более продвинутой, чем люди, технологией, нашли способ получать энергию из тел людей. Сложно сказать, каков этот способ, потому что просто получение тепла и излучений человеческого тела дает меньше энергии, чем нужно тратить на его содержание (кормить и т.п.). Примем это как фантастический начальный посыл.
Однако, просто лежащего в коме тела машинам, похоже, было недостаточно, им нужны были человеческие чувства, переживания, развивающие человеческий мозг (возможно, из-за наличия в батарейках эмоций они каким-то образом выделяют дополнительную энергию). Поэтому одна из умнейших машин того времени, Архитектор, создала Матрицу – иллюзорный мир, виртуальное компьютерное пространство, находясь в котором, каждый человек, лежащий в коме, считает, что живет нормальной жизнью.
Получается это потому, что в каждого лежащего в коконе человека встроены специальные штыри, по которым электрические импульсы передаются сразу в нервную систему, в мозг – и формируют нужные машинам картины и ощущения у человека, так, что отличить от реальности невозможно (особенно людям, в этой реальности так и не пожившим, а родившимся и выросшим в мире Матрицы).
То есть, Матрица – это огромная база данных, отображающая целый виртуальный мир. К ней подключены люди и множество обслуживающих программ, управляющих этим виртуальным миром, реагирующих на действия каждого из людей, как реагировал бы настоящий мир (птица улетает от замахнувшегося человека, программа дерева, когда человек ломает ветку, обеспечивает звук слома и нужную картинку – и так далее, во всем).

3. Что значит “Избранный”? Почему Нео Избранный?
На самом деле – Избранный это всего лишь статистическая вероятность. Сам Архитектор сказал, объясняя Нео, кто он такой и почему. По его словам, всегда в любой искусственной системе подавляющее большинство будет теми, кто принял правила и даже не думает видеть какой-то подвох – но будет и определенный, малый процент людей, жизнь которых чисто по теории вероятности сложится так, что они будут сомневаться в окружающих истинах. Ведь среди нас есть люди, которые не приемлют социум, правила игры или прямо так и считают, что все вокруг нереально; существуют философские доктрины, утверждающих, что разум и идея первичны, а материи никакой не существует вообще.
В любой системе, тем более, включающей такое количество индивидуумов (каждый из которых – уникальная человеческая личность) неизбежно появление некоторого количества тех, кто не принял эту систему, в большей или меньшей степени. И есть тот, в ком эта тенденция достигла наибольшей силы. И если в нашем мире, константы которого нельзя поколебать, такие люди нге смогут пробивать ногами стены, то в Матрице это и есть Избранный – человек, не верящий в систему. Вернее, способный полностью в нее не поверить в определенных обстоятельствах.
По словам Архитектора, возникновение Нео вообще неизбежно – то есть, случайность здесь является лишь результатом работы теории вероятности. Нео воплощает всю сумму нерешенных Архитектором уравнений Матрицы (сложнейшего математического механизма), которые так и остались нестабильными, и в результате которых вырос человек, не подчиняющийся константам Матрицы, стоящий вне основных уравнений, описывающих и определяющих ее существование.
В самой Матрице это выражается так: Нео видит ее насквозь, понимает и чувствует, что это всего лишь программа, и потому способен на вещи, которые обычному человеку представляются чудесными. Зная (не просто получив такую информацию, а зная всем своим существом, что она истинна), что никакого тела на самом деле в Матрице нет, он способен выделывать вещи, лежащие вне области физических законов (летать, пробивать стенки, супербыстро двигаться и т.п.).
Но вместе с тем его разум не может избавиться от констант физического мира окончательно, полностью – тогда он просто перестанет быть человеком, потеряет чувства и ощущения, вообще систему координат человеческого существования. Поэтому он способен лишь уменьшать воздействие матричного мира на свой разум. Но он не Бог и не может контролировать все сразу, он всего лишь человек – и потому возможности его ограничены – в ряде ситуаций его подсознательное реагирует быстрее разума, и боль ему причиняется. Например, во втором фильме он сблокировал меч рукой. Подсознание реагирует в любом случае быстрее разума, поэтому в горячке боя Нео не успел остановить меч совсем – тот чуть-чуть вошел ему в руку, что логично прокомментировал Меровинген.
Поэтому возможно множество ситуаций, в которых застигнутый врасплох Нео просто станет жертвой вколоченных в каждого человека инстинктов, и умрет до того, как его разум осознает опасность и успеет сосредоточиться для борьбы. То есть, он отнюдь не неуязвим.

4. Почему Нео ожил в первом фильме? Это же совершенно сказочно!
Нельзя не признать, что сцена с оживлением Нео весьма пафосная, и смотрится поначалу весьма сказочно, как обычный голливудский хэппи-энд. Но это оживление обладает логикой, при понимании которой мелодраматика отступает.
Нео, человек, который наименее верит в систему, был на полпути к осознанию своих способностей и полному освобождению своего разума (насколько это вообще возможно – см. предыдущий пункт). Именно в этот момент его застигли врасплох – и выстрелили в него из пистолета, что по всем, вдолбленным с рождения признакам должно означать: “Я умер, это конец”. Нео, оставшись стоять после первого выстрела, не отброшенный, как полагается, к стене, олицетворял собой человека, который пытается сосредоточиться и не поверить в пулю, но Смит не дал ему этого времени, да и сам Нео был слишком ошеломлен неожиданным появлением агента. Смит выстрелил еще, и тут уже Нео, занятый своим телом и пытающийся не умереть, был отброшен к стене, как полагается, а затем расстрелян в упор, и каждая пуля означала не лишнюю рану в теле, а лишний утверждающий аккорд в апофеозе торжества “действительности” над свободой.
Однако, Нео не является обычным человеком. Умерев в Матрице, согласно ее законам, он не умер в реальном мире (как все остальные). Сидя в кресле и подключенный к Матрице, он находился в переходном состоянии, в клинической смерти, наполовину верил в то, что умирает, но реально-то был вполне жив. Тринити обратилась к нему, привлекла внимание его угасающего разума, он услышал ее – а затем поцеловала его, задействовав в его теле и другие, вполне конкретные, органы и системы. Этим поэтическим поцелуем и патетической речью она всего лишь переключила внимание Нео с того матричного, умершего тела, на реальное, существующее – и он, осознав, что совершенно не мертв, просто открыл глаза в мире Матрицы (он ведь по-прежнему подключен к ней) и встал. То есть, Нео просто, в отличие от других людей, смог чувствовать одновременно происходящее и в матрице, и в реальном мире.
Это раздвоение окончательно открыло его глаза на правду, и окончательно освободило его разум. Увидев все окружающее как программу, он понял, что Избранный, и занялся обалдевшими агентами.

Читайте также:  Навесы для автомобиля в кургане

5. Почему во второй части куча незнакомых людей, куда делся Дозер, и кто такой Кид (Парень), который так прикалывается по Нео?
Трилогия Матрицы рассказывает нам о мире, который очень хорошо продуман его авторами, братьями Вачовски. Понимая, что вместить в три фильма все, что они хотят сказать, будет просто невозможно, братья решились на расширение вселенной Матрицы другими путями. Был снят анимационный сериал “Аниматрица”, создана компьютерная игра “Enter the Matrix”, специальный игровой промо-сайт (даже несколько) и так далее – все эти вещи предвосхищали выход второй и третьей Матриц, и там рассказывалось больше о ней, о побочных героях, в частности, о Киде, которому Нео помог проснуться.
На самом деле, этого в результате оказалось так же недостаточно, и третий фильм не отвечает на все вопросы (или отвечает на них поверхностно), не раскрывает всех нитей. Тем не менее, эти дополнительные вещи очень помогли понять, что же происходило и происходит.

Раздел второй. Здесь собраны вопросы, которые часто задаются на различных форумах или просто мне лично, или высказывания, которые представляются мне неправильными, и которые на я хотел бы возразить.

1. В самой идее Матрицы есть огромный баг. Откуда человек, не бывший в реальном мире, знает, что ему будет больно от удара по стене? Почему его мозг делает боль реальной, если в его личном опыте этой боли не было – ведь стен вокруг него никогда не существовало, и он никогда не бил по ним рукой?
И если, например, выстрелить в человека из снайперской винтовки, о чем он не будет знать, то какого черта он вдруг умрет? Мозг ведь не может сказать ему ничего о выстреле!

Это не баг Матрицы. Конечно, младенец ничего не знает о физических законах мира, и, оказавшись в Матрице, сможет вообще через стенки лазить… если его не сдерживать и не учить. Но у машин есть прекрасный способ обучения – штырьки и электрические импульсы, подаваемые в мозг. Специальные программы с детства следят за тем, как ребенок падает со стула – и делают ему больно, как положено; дают мозгу сигнал о волдыре, когда тот должен вскочить – и так далее. Со временем эта опека, скорее всего убирается, так как это дополнительный расход энергии. И когда машины видят, что в человека в достаточной степени втемяшили законы мира, в котором он живет, лишние программы-контроллеры с него снимаются – и доверчивый человеческий разум работает за них, являясь неотъемлимой личной тюрьмой для каждого из нас.
Что касается выстрела из винтовки и других внезапных смертей, человеку точно так же наносится летальный электрический импуль нужного вида, помогающий умереть, вот и все. А все “чудесно выжившие” в мире Матрицы объясняются не тем, что программа либо дала сбой, либо машинам по каким-то причинам нужен этот конкретным человек живым, и они спасают его.

4. Ну тогда попытка бага-3: Опять про Сайфера. Операторы читают Матрицу и следят за ней практически постоянно. Вы хотите сказать, что один из членов команды Новохудоносора отправился в Матрицу и это не отслеживалось оператором? Но ведь без помощи оператора вернуться невозможно. И оператор – непременная составляющая возврата в реальный мир. Так почему, когда Сайфер беседует в ресторане с агентом Смитом, Оператор этого не видит?
Нет, и это не баг 🙂 Хотя похоже на баг, и мы с друзьями обсуждали в свое время. Вспомните, что люди из команд кораблей довольно часто гуляли по Матрице (та же Тринити регулярно моталась подсматривать за Нео). Да и каждый из них (даже юный Маус) имел определенную свободу в рамках установленных капитаном корабля правил, и мог иногда отдыхать в Матрице (иначе слишком тяжела жизнь экипажей кораблей). И разумеется, оператор не следит за ними каждую секунду; более того, они ему звонят, привлекая к себе внимание, чтобы он нашел их по звонку и переключил на них свой экран (внимательно см. любой из первых двух фильмов).
Выйдя в Матрицу, Сайфер занимался там своими делами, до тех пор пока не вышел из ресторана, не позвонил оператору и не был вытащен в реальный мир. Как обычно. Как всегда.

Источник

Поделиться с друзьями
Практические советы по железу и огороду
Adblock
detector