Когда был создан первый русский прообраз автомобиля

WheelsStories › Блог › Первый Русский автомобиль

К вопросу о том, что за «карета» на эмблеме автоклуба «КОЛЁСА ИСТОРИИ»?
Создателями первого русского автомобиля считаются Евгений Александрович Яковлев (1857-1898 гг.) и Петр Александрович Фрезе (1844-1918 гг.): 1 (14) июля 1896 года на Нижегородской промышленно-художественной выставке они представили первый автомобиль с двигателем внутреннего сгорания, изготовленный в нашей стране.
Нельзя сказать, что русские инженеры не искали информацию о достижениях науки и техники за рубежом. Известный московский пропагандист технического прогресса и изобретательства П.К. Энгельмейер еще в 1883 г. встретился в Германии с К. Бенцем, а Е.А. Яковлев и П.А. Фрезе побывали в 1893 г. на Всемирной выставке в Чикаго, где экспонировался автомобиль «Бенц-Виктория». Таким образом, было бы неверным отнестись к созданию автомобиля Яковлевым и Фрезе, как к гениальному озарению технической мысли. Более того, он родился в то время, когда во всем мире имелись предпосылки рождения автомобильной промышленности. Именно летом того же 1896 г. Г. Форд совершил первый выезд на своем «квадрицикле», во Франции состоялись автомобильные гонки Париж – Марсель – Париж на дистанции длиной 1720 км, и Э. Мишлен оборудовал несколько сотен автомобилей пневматическими шинами. В том же году Россия ввела у себя правила дорожного движения, немецкая фирма «Бенц» изготовила 181 автомобиль, а в Англии парламент отменил закон о человеке с красным флагом, который – должен был идти впереди любого безлошадного экипажа. И Фрезе и Яковлев знали об экспериментах с самодвижущимися экипажами во Франции и Германии, а «Бенц» модели «Виктория», который они в деталях могли рассмотреть на Всемирной выставке в Чикаго, поразил их воображение. Экипажная часть первого русского автомобиля по конструкции следовала традициям легких конных колясок. Колеса с деревянными ободьями и сплошными резиновыми шинами вращались не на шариковых подшипниках, а на бронзовых втулках. Их опорная поверхность должна была быть большой и отсюда массивные ступицы.

Рессорная подвеска неразрезных осей тогда отличалась очень большим разнообразием конструкций, нередко довольно сложных. Простейшая конструкция для легких открытых экипажей (на 2-4 человека) – на четырех продольных полуэллиптических рессорах. Большое число листов со значительным трением между листами (своего рода фрикционный гаситель колебаний) позволяло обходиться без амортизаторов. На легких экипажах часто не было рамы. Передняя и задняя балки шарнирно соединялись двумя продольными тягами, образуя, как говорили тогда, «ход». Кузов же с каркасом из деревянных гнутых брусьев представлял собой самостоятельную несущую систему, которая соединялась с «ходом» через рессоры. Колеса, оснащенные сплошными резиновыми шинами, плохо поглощали дорожные толчки, особенно при езде по булыжным мостовым. Поэтому колеса приходилось делать как можно большего диаметра (1200-1500 мм).

В конных экипажах поворот осуществлялся передними колесами. Оглобли соединялись с наружными частями ступиц, а сама ось с колесами поворачивалась на вертлюге относительно кузова. При этом передние колеса заходили под так называемый «гусь» (передок кузова), а их приходилось делать диаметром меньше, чем задние, чтобы «гусь» и расположенные над ним козлы не были очень высокими. Но в конце XIX века некоторые экипажные мастера начали устанавливать передние колеса на поворотных шкворнях. А поскольку на поворотах колеса катились по дугам разных радиусов, то пришлось изобрести специальные механизмы, известные как система Аккермана или трапеция Жанто (по имени своих создателей).

Этим принципам следовали многие экипажные мастера, их же придерживался и П.А. Фрезе при разработке шасси первого русского автомобиля. Он внимательно изучил патент К. Бенца, выданный ему в 1893 г., и нашел собственное решение. Фрезе поместил рессоры подвески передних колес рядом с колесами, как у задних, не поворачивающихся колес. Передние рессоры поворачивались вместе с колесами относительно шкворней, причем шкворни П.А. Фрезе предусмотрел не только в балке передней оси, но и в расположенной над ней поперечине, жестко связанной с каркасом кузова. На ней же крепилась рулевая трапеция, высоко поднятая над дорогой и таким образом не подверженная ударам о возможные препятствия. Для сравнительно легкой (320 кг) коляски П.А. Фрезе выбрал деревянные колеса, полагая, что булыжная мостовая требует более прочной их конструкции. Колеса велосипедного типа были бы проще, но в Петербурге тогда еще не существовало велосипедных фабрик, где можно было бы заказать колеса. Фирмы же «Дукс» и «Лейтнер» находились достаточно далеко: в Москве и Риге.

ImageЕстественно, что колеса оснащались сплошными резиновыми шинами, так как петербургская фирма «Треугольник» обратилась к производству пневматических шин лишь в 1898 г., два года спустя после экспериментов французского фабриканта Мишлена. Что касается двигателя и трансмиссии, то Е.А. Яковлев пошел по пути К. Бенца, однако он исправил некоторые его ошибки и сделал двигатель более легким. Во всяком случае, масса машины, построенной им вместе с П.А. Фрезе, оказалась такой же, как у малой модели «Вело» К. Бенца, выпуск которой начался в 1894 г. Важно также отметить, что немецкий и русский автомобили имели почти одинаковую колесную базу и сходную конструкцию. Но русский автомобиль был шире по колее, оснащался более тяжелыми деревянными колесами (на немецком – велосипедного типа) и комплектовался складным кожаным верхом. Это означало увеличение массы на 50-70 кг по сравнению с конструкцией К. Бенца.

По-видимому, Е.А. Яковлев существенно облегчил двигатель и трансмиссию, в частности выполнил собственно двигатель меньших, чем у К. Бенца, размеров. Моторы «Бенца», устанавливаемые на модель «Вело», при рабочем объеме 1045 см развивали мощность 1,5 л.с. при частоте вращения коленчатого вала 450 мин, а с 1896 г. – 2,75 л.с. при частоте вращения 600 мин. У Е.А. Яковлева эта мощность составляла 2 л.с. Е.А. Яковлев, так же как и немецкий изобретатель, снабдил свой двигатель испарительной системой охлаждения. При работе двигателя вода постоянно кипела, пар поступал в конденсатор, где охлаждался и конденсировался в воду. Но часть воды испарялась. Любопытно, что Т. фон Либих, в 1894 г. совершивший на автомобиле «Бенц-Виктория» с аналогичной системой охлаждения пробег из Райхенберга в Мангейм и обратно, расходовал на 100 км пути 21 л бензина и 150л (!) воды.
Запас воды (около 30 л) у Е.А. Яковлева размещался в двух боковых латунных баках. Сам же конденсатор в виде горизонтального длинного цилиндра размещался за спинкой сиденья. По примеру К. Бенца, Е.А. Яковлев изготовил и испарительный карбюратор. На снимках машины видна его нижняя часть со сливным краником. Этот карбюратор напоминал вертикальный цилиндрический бачок диаметром около 200 мм. Он подогревался отработавшими газами, бензин испарялся, насыщая парами проходивший через бачок воздух. Состав рабочей смеси мог быть изменен в смесителе, где она при необходимости объединялась добавочным воздухом. Для регулирования ее состава служил поворотный рычажок, выведенный под сиденье водителя. Количественной регулировки смеси, поступающей в цилиндр, не было, как и опережения зажигания. Электрическое зажигание осуществлялось от батареи и индукционной катушки с электромагнитным прерывателем (разновидность катушки Румкорфа).

Читайте также:  Нанесение логотипов на автомобили в москве

Указанные особенности конструкции не позволяли регулировать частоту вращения двигателя применительно к нагрузке на него и по пути предопределяли его работу как бы в стационарном режиме. Управлять его работой можно было, либо сильно обогащая смесь, либо создавая пропуски в подаче тока на свечу. Такие действия были необходимы при переключении передач.

Автомобили К. Бенца, Е.А. Яковлева и П.А. Фрезе располагали сходной по конструкции трансмиссией, принципиальная схема которой была заимствована от станков. Она состояла из двух ремней (у К. Бенца – кожаных, у Е.А. Яковлева – из прорезиненной ткани), работавших на ступенчатых шкивах. Каждый соответствовал низшей и высшей передачам, и каждый имел холостой ход. Передвижением ремней и, тем самым, переключением передач управляли с помощью двух рычажков на вертикальных осях, расположенных справа и слева от рулевой колонки. Пробуксовка ремней при переключении заменяла действие механизма сцепления.

Для передачи крутящего момента на ведущие колеса служили две цепи. Их связывал промежуточный вал с закрепленными на нем шкивами. Но вал этот был сделан разрезным и его полувалы связывал дифференциал. Максимальная скорость первого русского автомобиля составляла 20 верст в час.

Рациональное сочетание собственных и заимствованных технических решений говорит о творческом подходе Е.А. Яковлева и П.А. Фрезе к созданию своего «безлошадного экипажа». При этом следует отметить, что появление в Петербурге первого автомобиля «Бенц» (четырехместного модели «Виктория») не могло ничего добавить к тем знаниям, которыми располагали изобретатели после посещения чикагской выставки в 1893 г. Петербургский торговец Э. Зеленый весной 1895 г. заказал автомобиль фирме «Бенц». Автомобиль под № 218 прибыл в столицу 1 (14) августа 1895 г., и его приобрел архитектор А.К. Жиргалев, который совершил свой первый выезд 9 (22) августа 1896 г. на Марсово поле.

Источник

14 июля 1896 года на Всероссийской выставке в Нижнем Новгороде был представлен первый русский автомобиль

Ровно 120 лет назад, 14 июля 1896 года, на Всероссийской промышленно-художественной выставке в Нижнем Новгороде был представлен первый серийный российский автомобиль. Первый автомобиль отечественного производства с двигателем внутреннего сгорания был готов и прошел серию испытаний в мае 1896 года. В июле на выставке в Нижнем Новгороде он совершал демонстрационные поездки. Это был автомобиль Фрезе и Яковлева.

На волне стремительного индустриального подъема, который наблюдался в Российской империи со второй половины XIX века, появление отечественного автомобилестроении выглядит вполне органичным явлением. Пионерами данной отрасли в нашей стране стали отставной лейтенант императорского флота Евгений Александрович Яковлев и горный инженер Петр Александрович Фрезе, которые и сконструировали представленный в июле 1896 года широкой публике автомобиль. Именно они дали старт серийному производству автомобилей в России. Петербургская фабрика Фрезе стала первопроходцем в области серийного выпуска легковых и грузовых автомобилей. Только с 1901 по 1904 годы здесь было собрано более 100 автомобилей, в том числе оснащенных электроприводом. Также здесь прошли испытания троллейбуса и автопоезда с электротрансмиссией.

Создатели первого российского автомобиля

Петр Александрович Фрезе родился в Санкт-Петербурге в 1844 году. В родном городе он окончил горный институт, после чего оказался на известной экипажной фабрике К. Неллиса. Он практически сразу сумел проявить себя с лучшей стороны, достаточно быстро завоевав полное доверие хозяина предприятия. Дела данной компании в те годы шли в гору, и Неллис сделал талантливого молодого инженера своим компаньоном. При этом в 1873 году Петр Фрезе создал свою собственную каретную мастерскую, которая в 1876 году объединилась с фабрикой Неллиса, образовав новую компанию «Неллис и Фрезе». Еще через пять лет он становится единоличным собственником компании, которая была переименована в «Экипажную фабрику Фрезе и К°».

Стоит отметить, что в те годы продукция российских экипажных заводов достаточно высоко ценилась во всем мире, о чем наглядно свидетельствует тот факт, что они получали достаточно много наград на международных выставках. Особым знаком качества может служить и то, что в начале XX века российскими кузовами оснащались автомобили легендарной сегодня немецкой автомобильной марки «Мерседес».

Евгений Александрович Яковлев родился в 1857 году в Санкт-Петербургской губернии. До 1867 года обучался в Николаевском кавалерийском училище, а с 1867 года в Николаевских морских юнкерских классах. В 1875 году после окончания обучения был переведен во флот юнкером. Вершиной его флотской карьеры стало звание лейтенанта, которое он получил 1 января 1883 года. В том же году он был уволен в бессрочный отпуск, а годом позднее полностью ушел со службы «по домашним обстоятельствам». Покинув флотскую службу, Яковлев начал активно заниматься разработкой двигателей, приобретая патенты на их изготовление. Созданный им двигатель на жидком топливе даже заслужил одобрение со стороны знаменитого российского ученого Дмитрия Менделеева. Проекты Яковлева оказались достаточно прибыльными, со временем у него появились постоянные заказчики, поэтому в 1891 году он открыл Первый русский завод газовых и керосиновых двигателей.

Судьба своей невидимой рукой свела этих людей друг с другом, объединяющим элементом стала их любовь к автомобильной технике. Их личное знакомство произошло на выставке в Чикаго, оно предопределило дальнейшую судьбу их совместного детища. Стоит отметить, что двигатели конструкции Яковлева в те годы имели большое количество передовых конструктивных решений (съемную головку цилиндров, электрическое зажигание, смазку под давлением и т.д.). В 1893 году на Всемирной выставке в Чикаго они были отмечены премией. На этой же выставке был также впервые представлен один из первых в мире автомобилей серийного производства — немецкий «Бенц» модели «Вело». Данная машина привлекла к себе внимание Евгения Яковлева, а также Петра Фрезе. Именно тогда они решили создать подобный автомобиль, но уже в России.

Дебют автомобиля

Дебют первого российского автомобиля и его первый публичный показ пришлись на июль 1896 года. Автомобиль был продемонстрирован на XVI Всероссийской промышленной и художественной выставке, которая проводилась в нижегородском районе Кунавино. В дореволюционную эпоху это была самая крупная в стране выставочная площадка, на которой демонстрировались лучшие отечественные достижения в области промышленности. Финансирование выставки занимался лично император. Среди множества замечательных и интересных экспонатов на выставке не затерялась и совместная разработка Фрезе и Яковлева.

Читайте также:  Категория эксплуатации автомобиля газ

Лично осматривая представленные на выставке новинки, российский император Николай II побывал в отделе экипажного дела, где и был расположен русский «бензиномотор», названный так местной газетой «Нижегородский листок». И хотя особой реакции со стороны представителя монаршего дома на автомобиль не последовало, он лично осмотрел автомобиль в действии, а авторы первого серийного автомобиля всячески продолжали рекламировать свое совместное детище в дальнейшем.

Описание автомобиля Фрезе-Яковлева

Внешне представленный на выставке в Нижнем Новгороде автомобиль, как и многие иностранные аналоги того периода, достаточно сильно походил на легкий конный экипаж. В его чертах можно было при желании рассмотреть пролетку. Прообразом автомобиля стал немецкий «Бенц Вело», который и вдохновил создателей. Вес разработанной ими модели составляла приблизительно 300 кг.

Сердцем автомобиля был одноцилиндровый четырехтактный двигатель, который был расположен в задней части кузова и развивал мощность до 2 л.с. Такой небольшой мотор позволял автомобилю развивать скорость до 20 км/ч. Специально для охлаждения двигателя на автомобиле была реализована испарительная система, в которой использовалась вода, а роль теплообменников выполняли латунные баки, размещенные вдоль бортов в задней части корпуса. В совокупности данные баки вмещали до 30 литров жидкости. Во время движения вода периодически закипала, а пар, направляясь в конденсатор, возвращался назад в жидкое состояние.

В автомобиле использовалось электрическое зажигание, которое было выполнено в виде батареи и индукционной катушки. За приготовление топливной смеси отвечал простейший испарительный карбюратор. Который представлял собой емкость, заполненную бензином, во время работы двигателя бензин нагревался отработавшими газами и испарялся, соединяясь с воздухом. При помощи специального смесителя можно было легко изменить состав смеси. Но ее количественной регулировки предусмотрено не было.

Коробка передач автомобиля была аналогична той, что использовалась на автомобиле Бенца, но кожаные ремни на русском автомобиле были заменены на более надежные, выполненные из многослойной прорезиненной ткани. Ременная трансмиссия обеспечивала две передачи: вперед и холостого хода. Управление процессом переключения передач осуществлялось при помощи рычажков, находящихся сбоку от руля. На автомобиле было два тормоза. Основной из них был ножным и действовал непосредственно на ведущий вал коробки передач. Второй тормоз был ручным, он прижимал резиновые бруски к цельным шинам задних колес автомобиля.

Дополнял простую конструкцию автомобиля двухместный деревянный кузов типа фаэтон, обладавший складным кожаным верхом. Кузов автомобиля был сочленен с рессорной подвеской, которая работала по принципу фрикционного гашения колебаний. Рессоры состояли из достаточно большого числа листов, которые, взаимодействуя между собой, гасили резкие колебания и толчки во время движения автомобиля. Использование данной конструкции не требовало установки амортизаторов, но заставляло поворачиваться рессоры в такт с колесами, вращение которых обеспечивали специальные металлические втулки. Колеса автомобиля были достаточно громоздкими (передние колеса меньше задних) и, как и их спицы, были изготовлены из дерева. Колеса были покрыты цельными резиновыми шинами. Производство дутых шин в России на тот момент еще отсутствовало.

Стоит отметить, что Фрезе и Яковлев достаточно талантливо смогли воплотить в жизнь многие идеи, которые применялись в мировом автомобилестроении конца XIX века. В этом плане их разработка не была какой-то уникальной или эксклюзивной. В то же время идея превратить представленный экземпляр в массовый коммерческий серийный автомобиль выглядела на тот момент времени очень интересно. До сих пор нет информации о том, что именно произошло с представленным на выставке в Нижнем Новгороде образцом. Возможно, он был просто уничтожен самими изобретателями. По сохранившимся фотографиям данного автомобиля, к его вековому юбилею, который отмечался в 1996 году, была создана его точная копия — репликар. Автомобиль был воссоздан в научно-техническом центре российской газеты «Авторевю» при непосредственной помощи главного редактора издания М. И. Подорожанского.

После безвременного ухода из жизни Евгения Яковлева в 1898 году его компаньоны приняли решение перепрофилировать завод, отказавшись от производства двигателей внутреннего сгорания. Это вынудило Петра Фрезе искать способы собственного выпуска моторов. В итоге он вынужден был заключить договор с французской фирмой «Де ДионБутон», с которой тесно сотрудничал вплоть до 1910 года. В этом году он продал свою фабрику Русско-Балтийскому заводу, после чего постепенно отошел от дел. Скончался Фрезе в 1918 году в родном для него Петербурге.

Спустя один год после первой демонстрации на выставке в Нижнем Новгороде в Российской империи стартовали продажи представленного автомобиля, однако сколько именно экземпляров машины Фрезе-Яковлева было выпущено и продано неизвестно. По некоторым данным, ценник на автомобиль Фрезе-Яковлева начинался с отметки в 1500 рублей. Это было наполовину дешевле стоимости автомобиля Бенца и примерно в 30 раз дороже стоимости обычной лошади.

Характеристики автомобиля Фрезе и Яковлева:

Тип кузова — фаэтон (двухместный).
Колесная формула — 4х2 (заднеприводный).
Габаритные размеры: длина — 2450 мм, ширина — 1590 мм, высота — 1500 мм (со сложенным тентом).
Колея задняя — 1250 мм.
Колея передняя — 1200 мм.
Масса — 300 кг.
Силовая установка — одноцилиндровый бензиновый двигатель мощностью 2 л.с.
Максимальная скорость — до 20 км/ч.

Источник

Первые российские автомобили: 10 интересных фактов

Занимательные факты о первых российских автомобилях: топ-10 машин, история создания, особенности, фото. Видео об истории российского автопрома.

Однако в дореволюционной России производство автотранспорта так и не приняло промышленных масштабов, и российский автопром по-настоящему заявил о себе только в эпоху СССР. И всё же, что интересного происходило на заре российского автомобилестроения?

Первые машины в России

1. Быстрокат

Проект первого в России парового авто разработал талантливый петербургский инженер Казимир Янкевич. В сентябре 1830 года Янкевич первым подошёл к созданию так называемого самоходного экипажа с мотором, работающем на пару. Изобретение было названо просто – быстрокат.

Предполагалось, что быстрокат сможет быть использован как на летнем ходу, с обычными колёсами, так и на зимнем – с полозьями. Но на практике наладить движение этого автомобиля между городами России не удалось, поскольку тогда нужно было бы построить не только сами экипажи, но и особые дороги – с твёрдым покрытием, большими радиусами поворота и не слишком крутыми перепадами высот.

2. Паровой кроссовер

В 1863 году российский изобретатель Авксентий Врадий сконструировал паровой самоход повышенной проходимости, который получил название «Паровоз для езды по обыкновенным дорогам». У этого агрегата все 4 колеса были ведущими. Чем не прототип современного полноприводного кроссовера?

Изобретатель отмечал особую экономичность своей паросиловой установки. Также он убеждал комиссию, на рассмотрение которой был представлен паровой самоход, что эту машину можно использовать для езды по ледяным дорогам. То есть, предусматривалась и зимняя версия устройства. Однако о том, было ли налажено серийное производство таких машин, история умалчивает.

Читайте также:  Нужно ли инн для оформления автомобиля

3. Aveling and Porter. Русская версия

В 1873 году на Мальцовском заводе в Калужской губернии работал себе английский колёсный тягач Aveling and Porter. Семитонный автомобиль обладал паровым агрегатом мощностью 6 л. с.

Однако заводские техники, изучив конструкцию машины, создали свой агрегат с отдачей уже 10 л. с. и с возможностью топки дровами вместо угля.

Всего было сделано семь экземпляров этого тягача. Он мог везти до 10 платформ с грузом 16 тонн. Скорость гружёного автопоезда составляла 6 км/ч, а порожнего – 8.

4. Автомобиль Фрезе-Яковлева. Царю не угодил

14 июля 1896 года на выставке в Нижнем Новгороде экспонировался собранный в Санкт-Петербурге первый российский серийный автомобиль. ДВС и трансмиссия модели были изготовлены заводом Евгения Яковлева, а корпус, ходовая часть и колёса – фабрикой Петра Фрезе. 19 июля машину обозрел Николай II, но особого царского внимания она не удостоилась.

Наибольшая скорость установки Фрезе-Яковлева составляла 21 км/ч, а запас хода на одной заправке – 20 км. Открытый корпус, рассчитанный на двоих ездоков, в основном был выполнен из дерева, как и колёса, на которых, впрочем, были резиновые шины. А в фарах размещались свечи.

1-цилиндровый 4-тактный двигатель, выдающий 2 л. с., обладал водяным охлаждением, инновационным на то время электрическим зажиганием и двумя передними передачами. Сдавать назад автомобиль не мог.

Продавался автомобиль за 1500 рублей, что было в 2 раза дешевле, чем у аналогов из Германии или Франции. К слову, приличная лошадь тогда оценивалась в 50 рублей, а месячная зарплата рабочего составляла в среднем 25 рублей.

5. Возрождение автомобиля Фрезе-Яковлева

Один отреставрированный экземпляр этой модели припарковался в Политехническом музее города Москвы. Кроме того, в 1996 году к столетнему юбилею первого русского серийного автомобиля в Научно-техническом центре газеты «Авторевю» реставраторы при поддержке главного редактора М. И. Подорожанского по чертежам и описаниям воссоздали полномасштабную копию машины.

6. Фирма Лесснера на автовыставке

С 19 мая по 4 июня 1907 года в санкт-петербургском Михайловском манеже состоялась Первая международная автомобильная выставка. Российский автопром представляли 38 производителей, ну а самую большую коллекцию машин, шасси и силовых агрегатов вынес на суд публики Машиностроительный, чугунолитейный и котельный завод Г. А. Лесснера.

Эта фирма получила на выставке Большую золотую медаль в номинации «За установление автомобильного производства в России». Кроме того, машину от Лесснера приобрели для гаража Николая II.

7. Руссо-Балт vs Везувий с избой

С-24/30 – так назывался первый серийный автомобиль от бренда Руссо-Балт, запущенный в производство 26 мая 1909 г. Цифра 24 в этом индексе обозначала расчётную мощность в лошадиных силах для двигателя объёмом 4,5 л, а 30 – наивысшую для этого же агрегата.

Позднее модель С-24 пополнилась моторами на 35 и 40 л. с. С общим тиражом в 347 экземпляров эта машина стала самой многочисленной в истории производителя.

В 1913 году предприятие выпустило свой первый агрегат на полугусеничном движителе, разработанном пребывавшим тогда в России инженером из Франции А. Кегрессом. Вездеход, базой которому послужила модель С-24/40, предназначался для зимних поездок, был оборудован лыжами и резиновыми гусеницами шириной 32 см с установленными гребнями из металла.

Любопытно, что Руссо-Балт оказался первым автомобилем, доехавшим до вершины Везувия. А о надёжности машины свидетельствует ДТП, случившееся в ходе одного из автопробегов. Водитель тогда врезался в избу, отчего та развалилась. Автомобиль же серьёзных повреждений не получил.

8. Восьмиколёсный ЯГ-12

Первый советский автомобиль с колёсной формулой 8Х8 был изготовлен в 1932 году в Ярославле. Архисложную машину спешили подготовить к 15-й годовщине Октября, и новенький ЯГ-12 буквально с конвейера покатил в Москву, на Красную площадь.

Кроме того, восьмиколёсная машина могла преодолевать полутораметровые траншеи, взбираться на возвышенности с уклоном до 30 градусов, преодолевать брод глубиной 0,6 метра, ездить по полуметровой снежной целине.

Но в дальнейшем проект развития не получил, было отдано предпочтение двух- и трёхосным полноприводным автомобилям.

9. С четырьмя удобнее

Первоначально знаменитый «Москвич-400», разработанный по образу Opel Kadett, планировался двухдверным. Однако казус, произошедший при показе машины Сталину, добавил модели ещё две двери. А дело было вот в чём.

Генералиссимус, расположившись в «Москвиче» на переднем пассажирское сиденье, пригласил директора Московского завода малолитражных автомобилей Василия Тахтарова также сесть в авто. Разумеется, главе предприятия неловко было просить Сталина предоставить доступ к заднему сидению. Как результат, для большего удобства в использовании машину сделали четырёхдверной.

К слову, автомобиль не был точной копией довоенного Kadett. В частности, у «Москвича» отсутствовали присущие немецкому прототипу семафорные указатели поворотов на центральных стойках кузова.

Также серьёзно изменилась технология изготовления узлов автомобиля ввиду её адаптации к советским материалам. Использовались ли при сборке первых «Москвичей» детали, импортировавшиеся из Германии, мнения историков по этому поводу разные.

10. Оскал сменила улыбка

Первые три серийных экземпляра Волги были выпущены в октябре 1956 года. При этом установленные на них радиаторные решётки существенно отличались от той, которая была на прототипе и обладала вертикальными колосниками.

Так вот, после тестирования концепт Волги доставили в Кремль на показ маршалу Георгию Жукову. Говорят, что тогда военачальнику ужасно не понравился походивший на «акулий оскал» анфас автомобиля. И за неделю инженеры провели небольшой рестайлинг машины: сконструировали решётку с горизонтальными жалюзи и добавили к ним звезду.

Вообще, ГАЗ-21 выпускался в двух версиях кузова: четырёхдверный седан и грузопассажирский универсал. Причём, для такси изготавливались специальные модификации ГАЗ-21Т и ТС, шедшая на экспорт. Они снабжались таксометрами и теперь вызывающими ностальгию зелёными фонариками.

А ещё начиная с 1956 года, ГАЗ-21 нередко становился героем кинолент советского производства. Таких, как «Берегись автомобиля», «Три тополя на Плющихе», и конечно же, «Бриллиантовая рука».

Эта же модель появлялась в клипах на композиции «Kill The King» группы «Megadeth» и «Du Hast» от «Rammstein». И надо ли говорить, что в наше время первые Волги являются очень ценным раритетом.

Заключение

Автомобильная мода изменчива: паровые машины сменились на бензиновые, теперь идёт тренд на электромобили. В ранний период своей истории российский автопром произвёл немало интересных марок, и некоторые из них выпускаются до сих пор. Но и среди снятых с производства моделей встречаются раритеты, которые ценятся весьма высоко. Особенно коллекционерами.

Видео об истории российского автопрома:

Источник

Поделиться с друзьями
Практические советы по железу и огороду