Когда в москве появился первый автомобиль

Содержание
  1. Первый автомобиль в России
  2. Появление первого автомобиля в России
  3. Постройка первого автомобиля в России
  4. История создания первого автомобиля в России
  5. Изобретение первого автомобиля
  6. Ретро автомобили – «Москва автомобильная»
  7. С чего все начиналось
  8. Выставки – двигатель торговли
  9. Когда в России появился первый автомобиль
  10. «Дом Навроцкого» на Ланжероновской улице, где с 1891 года размещалась редакция «Одесского листка».
  11. «Одесский листок» издавался с 1872 года и к началу девяностых был уже никаким не «листком», а газетой объемом восемь полос с тиражом в 10 тысяч экземпляров.
  12. История автомобилизма в Одессе, изложенная в справочнике 1913 года издания, оказалась недостоверной: Навроцкий привез «самодвижущийся экипаж» не в 1891-м, а в 1895 году.
  13. Benz Velo выпускался с 1894 по 1901 год и был самой массовой моделью того времени. Управлялся автомобиль рукояткой, как у кофемолки, а тормозил с помощью рычага, прижимавшего тормозную колодку к «сплошной» или «массивной» шине.
  14. Евгений Руф в чем-то был коллегой Василия Навроцкого: он занимался типографскими принадлежностями, а также торговал керосиновыми двигателями и автомобилями марки Benz. По роду деятельности оба должны были знать друг друга.
  15. Список выпущенных автомобилей, хранящийся в мерседесовском архиве. Под номером 91 – Benz Velo, отправленный в Москву неизвестному заказчику. «Бенц» с порядковым номером 90 был заказан из саксонского города Ольденбург, а 92-й – из Парижа.
  16. Benz Phaeton был первым автомобилем, поставленным фирмой Benz в Петербург по заказу от 22 апреля 1895 года. «Фаэтон» отправили 1 августа, а по нашему календарю – 20 июля. Первые публикации о нем в петербургских газетах датируются 10 августа.
  17. Реклама Евгения Руфа из «Одесского листка». Он значится «представителем для Юга России и Кавказа». В том же году в Москве и Санкт-Петербурге работал другой представитель фирмы Benz – Карл Шпан, писавший, что он – «единственный представитель».
  18. Влас Дорошевич вел в «Одесском листке» рубрику «За день», где писал о разных событиях городской жизни. В номере от 11 октября 1895 года он рассуждал о женском образовании и греческой диаспоре в Одессе.
  19. Согласно записям в книге заказов, с 1894 по 1897 год в Россию официально было отправлено 19 автомобилей марки Benz. Также некоторые автомобили приобретались в частном порядке на вторичном рынке.
  20. Обложку изданного в 1913 году «Справочника автомобилиста» по иронии судьбы украшала реклама фирмы Benz, открывшей собственное отделение опять же на Ришельевской улице, но уже в доме номер 11.

Первый автомобиль в России

Многим автолюбителям интересно, когда в России появился первый автомобиль с двигателем внутреннего сгорания, работающим на бензине. Наша статья посвящена истории зарождения автомобилестроения в Российской империи. В ней вы узнаете, какой первый автомобиль появился в России, и в каком году.

Появление первого автомобиля в России

Как ни странно, первым автомобилем в России оказался экземпляр иностранного производства. Чтобы в России начали делать собственные автомобили, конечно, нужно было завезти образцы такой техники для изучения.

Первый автомобиль с бензиновым двигателем появился на территории Российской империи в 1891 году в Одессе. Его привез из Франции редактор «Одесского листка» Василий Навроцкий. Однако Одесса была далеко от столицы Российской империи.

В Санкт-Петербурге (тогдашней столице Российской империи) первый бензиновый автомобиль появился в 1895 году. Сотрудники Конюшенного музея Санкт-Петербурга нашли записи о том, что 9 августа 1895 года в столицу архитектором А.К. Жиргалевым был привезен для личного пользования первый автомобиль, работающий на бензине, марки Motor-Wagen. В Москве первый автомобиль появился и того позже – в 1899 году, когда в Петербурге было уже несколько бензиновых автомобилей.

Краткая история автомобилестроения в России описана в таблице ниже.

Год Событие
1891 год Редактор «Одесского листка» Василий Навроцкий привез в Российскую Империю первый автомобиль марки «Панар-Левассор», работающий на бензине.
9 августа 1895 года Первый автомобиль появился в Санкт-Петербурге – столице Российской Империи. Им оказался экземпляр Motor-Wagen, который в столицу привез архитетор А.К. Жиргалев.
1896 год На территории Российской Империи в столице, городе Санкт-Петербург был собран первый российский автомобиль. Его создала компания «Фрезе и Ко».
1899 год В Москве появился первый автомобиль

Постройка первого автомобиля в России

В 1896 году в столице Российской Империи – Санкт-Петербурге известная местная компания «Фрезе и Ко» построила первый для России автомобиль с двигателем внутреннего сгорания, работающим на бензине. Это был двухместный экипаж. Сразу же после постройки. Первый автомобиль был отправлен в Нижний Новгород на выставку народного достояния. Компания «Фрезе и Ко» создала кузов первого автомобиля, а двигатель заказала у завода газовых и керосиновых двигателей Е. Яковлева из Санкт-Петербурга.

Первый российский автомобиль по своему дизайну не отличался от иностранных аналогов тех годов. Однако русские изобретатели привнесли в его конструкции сразу несколько новшеств:

— у автомобиля появился приделанный складной матерчатый верх;

— передаточные ремни трансмиссии были заменены резиновыми для меньшего скольжения на шкивах;

— была усовершенствована передняя ось, получившая большую прочность;

— в передней подвески появились крепкие упругие рессоры.

Первый российский автомобиль компании «Фрезе и Ко» имел мощность двигателя 2 лошадиных силы и развивал максимальную скорость в 20 верст в час. Полного бака бензина хватало на десять часов беспрерывной езды.

Источник

История создания первого автомобиля в России

Любое событие, которое так или иначе дало толчок развитию принципиально нового вида деятельности, рано или поздно рассматривается как историческое. Чтобы установить его подлинность и точное время свершившегося, обычно опираются на документальные доказательства. Общественность России сравнительно недавно отметила 100-летие со дня появления первого отечественного автомобиля с двигателями внутреннего сгорания. Но прежде чем отмечать круглую дату события, давшего начало автомобилестроению в России, нужно было бы собрать информацию, которая позволила бы с уверенностью утверждать факт, время и место этого события.

К сожалению, долгое время исследования развития автомобилестроения в нашей стране не велись. Во всяком случае, публикаций на эту тему было мало, и они носили случайный характер. В конце 40-х годов внимание отечественных историков привлекли факты первенства отечественных ученых и техников. Тогда стало очевидным, что страна, ставшая великой мировой державой в век научно-технического прогресса, должна в этой области располагать достойной биографией, которая создавала бы фундамент образа великой державы.

В 1899 году в Москве появился первый автомобиль.

Началом работы в этом направлении стала статья А.М. Креера, опубликованная в журнале «Автомобильная и тракторная промышленность» № 6 за 1950 г., в которой впервые за послереволюционный период были названы имена 39 русских инженеров, изобретателей, предпринимателей, сыгравших важную роль в становлении и развитии отечественных автомобильной промышленности и транспорта, а также создателей первого русского автомобиля: Евгения Александровича Яковлева (1857-1898 гг.) и Петра Александровича Фрезе (1844-1918 гг.).

В настоящее время известен еще один снимок первого русского автомобиля, помещенный А. Шустовым в альбоме «Иллюстрированный вестник культуры и торгово-промышленного прогресса России 1900-1901 гг.». Описание керосиновых двигателей Е.А. Яковлева, которые выпускались с 1891 г. на его заводе в Санкт-Петербурге (Б. Спасская ул., д. 28), публиковалось на страницах журнала «Вестник Императорского технического общества» (вып. XI, 1891 г.).

Подробное же описание самого автомобиля было помещено в «Журнале новейших изобретений и открытий» (№ 24, 1896 г.), вышедшем перед открытием Всероссийской художественно-промышленной выставки в Нижнем Новгороде, которое состоялось 27 мая (9 июня) 1896 г.

Император Николай II, как следует из его дневника, осматривал экспонаты выставки три дня и 2(15) августа осмотрел экипажный отдел, где ему демонстрировали автомобиль в действии. («Смотреть не на что, за границей лучше».)
Сказанное царем, помазанником Божьим, воспринималось как истина в последней инстанции. Император не оценил первый автомобиль России.
На Нижегородской ярмарке рухнули надежды создателей первого российского автомобиля. Двигатель системы Яковлева принес конструктору серебряную награду, экипаж фирмы «Фрезе и К» был также отмечен серебряной медалью, а о главном их экспонате — автомобиле почти нигде не упоминалось. Будто его и не было на выставке. Возможно, раздражение и обида, отсутствие поддержки подтолкнули Евгения Яковлева и Петра Фрезе к мысли избавиться от своего творения.

Изобретение первого автомобиля

История первого российского автомобиля началась в 1893 году в Чикаго, на всемирной выставке, где демонстрировался автомобиль «Бенц» модели «Вело». Он и привлек внимание двух петербуржцев, представляющих здесь свою продукцию. Что интересно: впервые встретились они только на выставке. Это были владелец завода керосиновых и газовых двигателей Евгений Александрович Яковлев и управляющий фабрики конных экипажей Петр Александрович Фрезе. Решение изготовлять совместными усилиями аналогичный «самобегательный экипаж» напрашивалось само собой. И через три года, в 1896 году, первый российский серийный автомобиль был представлен широкой публике.

Нетрудно догадаться, что двигатель и трансмиссия были изготовлены заводом Яковлева, а корпус, ходовая часть и колеса — фабрикой Фрезе. Естественно, эта машина была очень похожа на конструкцию Бенца и по внешнему виду, и по конструктивным решениям. Однако она была не повторением немецкой конструкции, а своей оригинальной разработкой. Чертежей не сохранилось, и параметры автомобиля историки восстанавливали по имеющимся фотографиям и описаниям.

Читайте также:  Марки автомобилей газ грузовики

Что же представляла из себя эта конструкция?

Как по внешнему виду, так и по конструкции первый российский автомобиль сильно напоминал «Бенц-Вело», а также производимый во Франции по лицензии фирмы «Бенц» автомобиль «Ришар-Дюк».

В оборудование машины входили складной кожаный верх, гудок с резиновой грушей, фонари со свечами. Для поворота служил установленный вертикально перед сиденьем рулевой рычаг на колонке.

Компоновка — заднемоторная. Двигатель — мощностью 2 л. с., четырехтактный, с одним горизонтально расположенным цилиндром. (У «Бенца» мощность была 1,5 л. с.) Для охлаждения цилиндра служила вода, а теплообменниками являлись две латунные емкости, размещенные вдоль бортов в задней части машины. Зажигание смеси было электрическим (батарея сухих элементов и патентованная свеча), в то время как на многих двигателях тех лет применялась калильная трубка. Карбюратор был простейшим, так называемого испарительного типа (в отличие от современных карбюраторов распылительного типа). Его корпус в виде высокого цилиндра находился в заднем левом углу кузова. Как и на всех других двигателях Яковлева, выпускной клапан имел механический привод, а впускной клапан действовал, как тогда говорили, «автоматически» т.е. от разряжения. Перед двигателем (он располагался у задних колес) под сидением водителя и пассажира проходил поперечный ведущий вал с дифференциалом. Насаженные на его концы звездочки через цепи передавали вращение ведомым звездочкам, соединенным со спицами задних ведущих колес шестью стремянками каждая. Судя по отношению диаметров цепных звездочек, видимых на сохранившихся снимках русского автомобиля, передаточное число главной передачи составляло около 5,45. Машина имела два тормоза. Ручной тормоз (от рычага, расположенного у левого борта кузова) действовал на шины задних колес, прижимая к ним крохотные тормозные колодки. Именно этот тормоз по современной терминологии являлся рабочим, а другой — ножной — выполнял вспомогательную роль и действовал на ведущий вал трансмиссии.

Автомобиль «Руссо-Балт» модели 1910 года в Государственном политехническом музее в Москве.

Коробка передач — аналог бенцовской, однако кожаные ремни заменены на более надежные, выполненные из многослойной прорезиненной ткани. Имелось две передачи вперед и режим холостого хода. Задняя передача отсутствовала. Особенности ременной передачи позволяли обойтись без сцепления. Трансмиссия представляла собой очень необычную с современной точки зрения конструкцию. От коробки усилие передавалось на дифференциал с поперечными приводными валами, от которых посредством двух цепных (велосипедных) передач и вращались ведущие колеса. То есть межколесный дифференциал находился не между колес, а несколько перед ними. Тормоза было два. Основной (ножной) действовал на ведущий вал коробки передач. Другой (ручной) прижимал резиновые бруски к шинам задних колес. Передачи включались рычажками, помещенными на стойках слева и справа от рулевой колонки, передача заднего хода отсутствовала. Машина Яковлева и Фрезе не была просто копией немецкой модели, несмотря на то, что к 1896 году по Петербургу уже ездили четыре «бенца»: две — модели «Вело» и две — «Виктория». Справедливости ради следует отметить разницу между русской и немецкой машинами в двигателе рулевом управлении, в конструкции колес и других деталей. Кроме того, первый «Бенц-Вело» поступил в Петербург в мае 1895 года, когда даже подробное знакомство с его устройством не могло повлиять на конструктивные основные решения Яковлева и Фрезе.

Ходовая часть автомобиля, выполненная фабрикой Фрезе, имела очень много общего с конными экипажами. Кузов был двухместный, открытый, с откидным матерчатым верхом. Вообще, вся конструкция очень напоминала пролетку без облучка (места, где сидел ямщик) и по внешнему виду, и по устройству. В подвеске использовались полные эллиптические рессоры (их еще называют «каретными»). Колеса — деревянные, задние — больше передних, с цельными резиновыми шинами. Ступицы колес крепились на подшипниках скольжения — классическое тележное решение! Переднюю и заднюю ось связывал подрамник, образуя своеобразное шасси, к которому при помощи рессор и крепился кузов. Очень оригинально было выполнено рулевое управление. Передние колеса поворачивались на шкворнях вместе с рессорами.

Машина весила около 300 кг и могла развивать скорость до 21 км/ч. Запас бензина позволял двигаться 10 часов. Длина составляла 2,2 метра, ширина — 1,5 метра.

Первый русский автомобиль демонстрировался на Нижегородской выставке в 1896 году, где совершал демонстрационные поездки. К сожалению, он не вызвал интереса у официальных лиц Российской империи, и создатели конструкции могли рассчитывать только на самих себя. Но и Яковлев, и Фрезе были не фанатиками-изобретателями, а промышленниками. И уже в 1897 году в газете «Новое время» появилось рекламное объявление следующего содержания: «Завод Е. А. Яковлева предлагает самодвижущиеся экипажи с быстрым выполнением заказов и по умеренным ценам». Сейчас уже невозможно установить, сколько автомобилей было изготовлено. Одно можно сказать точно: конструкция Яковлева — Фрезе была создана именно как серийный, коммерческий автомобиль.

Первый русский автомобиль выполнил роль своеобразного тарана, который пробил стену, стоявшую между российским предпринимательством и зарождавшимся в мире автомобилестроением. Немало энергичных людей взялись за это, на их взгляд, перепективное и выгодное дело. В одной лишь столице Санкт-Петербурге появилось десятка полтора фирм и энтузиастов: экипажные фабрики «П. Д. Яковлев». «Ив. Брейтигам», «Победа», акционерное общество «Г. A. Лесснер», а еще Скавронский, Мейзе, Крюммель, Рогозин, Романов и некоторые другие. В Москве П. Ильин возглавил группу, начавшую строить автомобили в Каретном ряду. За постройку «моторов» принялись в Риге, Варшаве, Ярославле, Нахичевани, даже в Благовещенске.

Источник

Ретро автомобили –
«Москва автомобильная»

20 марта 1900 года (по старому стилю) был официально утвержден устав Московского клуба автомобилистов, ставшего первым в Российской империи объединением отечественных автолюбителей. Ныне этому знаменательному событию исполняется 115 лет

Правление Клуба располагалось в доме Князевой, что стоял на Новинском бульваре, в квартире Николая Карловича фон Мекка, который долгое время был его председателем. Поначалу организация именовалась Московским клубом автомобилистов, но впоследствии, чтобы подчеркнуть свое первородство, сменила название на Первый российский автомобильный клуб. Он имел собственные устав, эмблему, финансы, а для вступления в него нужно было получить рекомендации от двух действительных членов и уплатить вступительный взнос 25 рублей. Платились и ежегодные 15-рублевые взносы.

Через Клуб можно было выхлопотать «Разрешение на право езды на автомобиле по Москве», принимать участие в соревнованиях и поездках. Все серьезные дела решались на годовом собрании, где выбирали председателя и его помощников. Позже появилось также Московское автомобильное общество – конкурент, но и соратник Клуба по развитию автомобильного дела. Действовало в Первопрестольной и Московское общество мотористов, объединявшее любителей езды на мотоциклах.

С чего все начиналось

Одно из первых упоминаний о моторных экипажах в Москве относится к 1895 г. Тогда журнал «Велосипед» в номере от 17 сентября поместил заметку под названием «Маленький конфуз», где говорилось, что на московском циклодроме «представитель какой-то фирмы ездил по треку на бензиномоторе». К несчастью, ездок, отвлекшись, развернул свою машину, она съехала с дорожки на траву и перевернулась. Переднее колесо с прорванной шиной отлетело, бензин пролился и загорелся. Беспечный любитель руля был отброшен далеко в сторону и потому отделался только ушибами, хотя и сильными.

В том же журнале, но несколько позже читаем: «В субботу, 30 сентября, к подъезду редакции «Петербургской газеты» подкатила роскошная коляска на красных колесах, обтянутых резиновыми шинами. Экипаж подъехал к редакции без помощи лошадей». Впоследствии выяснилось, что владельцем авто являлся некий г-н Лесли, который вместе с женой прибыл в Петербург из Москвы, а коляска была выписана из Парижа. Кстати, на поездку между столицами, длившуюся трое суток, было израсходовано 4,5 пуда бензина, а максимальная скорость составляла 40 верст в час. К началу ХХ века автомобиль уже прочно прописался в Первопрестольной.

Поначалу москвичи, отличавшиеся приверженностью к традициям, не жаловали моторные экипажи, словно подозревая, что в будущем они буквально задушат город своими выхлопами. Но постепенно картина менялась: появились продавцы автомобилей и даже заводы, где их строили.

Первым был завод «Дукс», принадлежавший Юлию Меллеру. Одно время предприятие не только специализировалось на постройке велосипедов, паромобилей, мотоциклов и бензиновых механических экипажей, но и выпускало такое экзотическое средство передвижения, как аэросани.

Потом владелец увлекся постройкой самолетов и посвятил себя этому делу. Другим пионером автомобильного дела в Москве был Петр Ильин.

Он владел собственной экипажной фабрикой – одной из старейших в России (существовавшей с 1825 г.), но оставил выпуск конных повозок в пользу авто. Ильин был не только промышленником, но и торговым представителем самых известных автомобильных марок – La Buire, Mercedes, Lorraine-Dietrich и целого ряда других. Не чужд ему был и спортивный азарт. В 1911 г. Ильин в составе команды Первого русского автомобильного клуба стал победителем пробега на императорский приз.

Читайте также:  Пост диагностики автомобилей бизнес

Выставки – двигатель торговли

До 1908 г. авто в Москве было сравнительно немного. Но вскоре прошла Вторая международная выставка автомобилей, которая напрочь перевернула тихую московскую жизнь. Проходила она в Манеже, где разместилось более 150 машин различных фирм из Франции, Германии, Англии и даже из. России. Отечественные компании «Фрезе и Ко», «Ив. Брейтигам» представили образцы «каросери» своего производства, питерские заводы Лебедева и Пузырева выставили двигатели, фирмы «Треугольник» и «Проводник» – шины. Но куда больше внимание москвичей привлекали стенды иностранных фирм – таких, как Panhard-Levassor, Peugeot, Benz.

Автосалон удался, в том числе и с коммерческой точки зрения: за 18 дней было продано около сотни автомобилей, но заявки на них продолжали поступать и после закрытия экспозиции. Всего же на выставке побывало более 30 тыс. человек, треть из них составили бесплатные посетители. Многие провинциалы, не желавшие раньше и слышать об авто, переменили свое мнение и купили-таки себе автомобиль. В программу входил и испытательный пробег грузовиков по Петербургскому шоссе, где победитель определялся комиссией, составленной из квалифицированных специалистов. Лучшим они признали грузовик Bussing, второе место досталось машине марки Saurer, третье – Sag. При этом Bussing настолько понравился отцам города, что его приобрели для нужд коммунального хозяйства. В том же году Москва обзавелась и первым рейсовым автобусом – кстати, тоже Bussing. На автомобильный омнибус возлагалась задача перевозить пассажиров по Якиманке между Каменным мостом и Серпуховскими воротами – такая необходимость возникла из-за ремонта городской железной дороги, переводившейся на электротягу.

После выставки в городе открылись автомагазины, где можно было купить модель на любой вкус. Крупнейшим стал торговый дом «Марк и Ко». Располагался он на Большой Дмитровке, которая была самой автомобильной улицей Москвы. Именно на ней размещалось больше всего специальных магазинов, автомастерских, представительств. Традиционное место поселения каретников – Каретный ряд – тоже изобиловало автомагазинами и мастерскими. Там можно было починить автомобиль (у того же Ильина), купить смазку, бензин и даже «специальное автомобильное платье». Другие улицы тоже были вполне «автомобильными» – Мясницкая, Большая Ордынка, Тверская застава, Петербургское шоссе.

Автомобиль в Москве уверенно набирал силу: в 1909 г. в городе числилось 264 машины, в 1910-м – 518, еще через год – уже 826 автомобилей. По данным статистики, в 1911 г. в городе преобладали частные машины. Что же касается общественного транспорта, то было 79 такси и семь автобусов. Почту развозили 27 фургонов, на службе у частных фирм и муниципалитета состояло 30 грузовиков. Также зарегистрированы были санитарный омнибус, цистерна для нефти, несколько гоночных машин различных марок и 69 мотоциклеток. Самым мощным в Москве был автомобиль со 125-сильным двигателем, а 8-цилиндровая машина считалась настоящим чудом техники.

Наиболее популярными у москвичей на заре прошлого века оказались французские авто (по статистике, их было в городе больше всех), второе место занимали немецкие, третье – итальянские. Если же говорить о марках, то первой по распространенности была Benz (95 машин), второй – La Buire (52), третьей – Mercedes (47 автомобилей).

Первая мировая война заставила Россию строить собственные автомобильные заводы, и большая их часть была сосредоточена в районе Москвы: АМО в Тюфелевой роще, филиал «Руссо-Балта» в Филях, «Бекос» в Мытищах. Кроме того, в годы войны Москва стала центром формирования автомобильных частей, а в московских автоклубах организовали несколько санитарных автоотрядов, работавших на фронтах. Благодаря их деятельности удалось спасти от смерти тысячи раненых солдат.

Как видим, дореволюционная Москва действительно была второй после Санкт-Петербурга автомобильной столицей Российской империи.

Источник

Когда в России появился первый автомобиль

Как известно, на право именоваться родиной Гомера претендовали сразу семь городов. Подобный случай – не единственный. Похожая ситуация сложилась и в российской автомобильной истории, хотя в нашем случае число городов значительно меньше: факт появления первого в стране автомобиля оспаривают Москва и Одесса. И вот что получилось из попытки разобраться в этом вопросе.

Иван Баранцев Фото Mercedes-Benz и из архива автора

Долгое время главенствовала версия о том, что первым автомобилем в России был французский Panhard-Levassor, привезенный в 1891 году из Франции в Одессу издателем газеты «Одесский листок» Василием Васильевичем Навроцким. Вбросил ее самый известный автомобильный журнал страны еще в советские времена. Некто И. Батищев из Одессы в 1981 году опубликовал «расследование», в котором на основании изучения подшивки «Одесского листка» за 1891 год сделал вывод о «Панар-Левассоре». В статье явно не обошлось без сочинительства: конкретных дат и номеров газеты автор не называет и тексты статей не цитирует. Несмотря на откровенную недостоверность, его версия вошла в книги и статьи почти всех отечественных автомобильных историков.

Дискуссии об этом иногда проскакивали на интернет-форумах, но так ничем и не заканчивались. Доходило порой до хамства. Один деятель, считающий себя автомобильным историком, написал в соцсетях несколько лет назад: «Сколько можно глупости и неправду, основанную на тезисах скудоумных советских историков, повторять? Первый автомобиль в России г-на Навроцкого был не «Панар-Левассор», а «Бенц», о чем свидетельствует «Одесский справочник автомобилиста» за 1913 год – самый старый источник». Но мы не будем его самого называть скудоумным, хоть он тоже в данном случае ошибается, используя в качестве аргумента более поздний источник.

Звучит смешно, но абсолютно все наши историки в вопросе о появлении в России первого автомобиля проявили себя настоящими дилетантами. И те, кто сочинил историю про «Панар-Левассор» из Франции, и те, кто доверяет «Справочнику автомобилиста» с его «Бенцем». Ведь этот справочник вышел спустя двадцать лет после описываемых событий. Объективности ради в него все же стоит заглянуть и прочесть, что же там написано: «Впервые автомобиль появился в Одессе в 1891 году у ныне покойного редактора-издателя «Одесского листка» В.В. Навроцкого. Это был автомобиль фабрики «Бенц» на высоких колесах и с массивными шинами».

«Дом Навроцкого» на Ланжероновской улице, где с 1891 года размещалась редакция «Одесского листка».

«Одесский листок» издавался с 1872 года и к началу девяностых был уже никаким не «листком», а газетой объемом восемь полос с тиражом в 10 тысяч экземпляров.

История автомобилизма в Одессе, изложенная в справочнике 1913 года издания, оказалась недостоверной: Навроцкий привез «самодвижущийся экипаж» не в 1891-м, а в 1895 году.

Милорды, кабриолеты, эгоистки

А что нам говорят документы? Таможенная статистика Российской империи тут бессильна: первые ввезенные в страну автомобили проходили как конные экипажи, не выделяясь отдельной строкой. Личного фонда Навроцкого в Государственном архиве Одесской области не имеется, как и документов по первым автомобилям в городе.

Куда больше информации сохранилось в Германии. «Гроссбухи» из архива Mercedes-Benz до сих пор хранят информацию по всем проданным автомобилям, но только начиная с 1894 года. Самый первый Benz отправили в Россию как раз в том году – это была двухместная модель Velo с двигателем мощностью 1,5 л.с., зажиганием от аккумуляторной батареи и сплошными, а не пневматическими шинами. Их еще именовали «массивными». Покупатель был из Москвы, но его имя не значится. Московский «Бенц» оказался из первой сотни, с порядковым номером 91.

Следующий – четырехместный Benz Phaeton с четырехсильным мотором – отправился в Санкт-Петербург. Заказ поступил 22 апреля 1895 года, а готовый автомобиль отправили 1 августа. В том же году в столицу мог прибыть и Benz Victoria, заказанный 14 ноября и отправленный из Мангейма 10 декабря.

В Одессу же первый Benz, а это была модель Velo с фабричным номером 217, отправили 16 сентября 1895 года по заказу от 2-го числа того же месяца, то есть ровно через две недели. Покупатель записан как Eugen Ruf. За ним последовал еще один Benz Velo с номером 233, отгруженный 18 сентября 1895 года. Про третий Benz Velo № 275 известно только, что его тоже заказали из Одессы в 1895 году, но без указания числа и месяца.

Benz Velo выпускался с 1894 по 1901 год и был самой массовой моделью того времени. Управлялся автомобиль рукояткой, как у кофемолки, а тормозил с помощью рычага, прижимавшего тормозную колодку к «сплошной» или «массивной» шине.

Евгений Руф в чем-то был коллегой Василия Навроцкого: он занимался типографскими принадлежностями, а также торговал керосиновыми двигателями и автомобилями марки Benz. По роду деятельности оба должны были знать друг друга.

Вопрос, что называется, повис в воздухе и породил двойственную ситуацию. Так, в собственной практике приходится использовать размытую формулировку и писать, что «по слухам» первый автомобиль в России появился в 1891 году в Одессе, а «согласно архивным документам» – в 1894 году в Москве. Но не может же так длиться вечно: вопрос о первом автомобиле в стране, к слову, один из самых важных и требует хоть какого-то решения.

Читайте также:  Продукционный номер автомобиля что это такое

Первая мысль – заглянуть в подшивку «Одесского листка» за 1891 год. Должна же газета написать о таком событии, как появление в городе первого автомобиля. Но просмотр подшивки ничего не дал, так что врал товарищ Батищев в 1981 году. Попадается разве что реклама «немецких велосипедов новейших систем для взрослых и детей», которыми торговал магазин вдовы Адольфа Цорна. Или же такое частное объявление: «Английский велосипед со всеми принадлежностями продается. Дача бывш. Лидерса, Михайловская площадь; спросить дворника». Ну и транспорт на конной тяге: «На Греческой улице открыт магазин московских экипажей новейших фасонов. Имеются в большом выборе милорды, кабриолеты, эгоистки, дрожки, шарабанчики, бегунки и сани». Нет ни Навроцкого, ни его автомобиля.

Что же делать? А ничего. Забыть про то, что написали все остальные историки, и начать все сначала. В чем их главная ошибка – они опираются на вторичный и более поздний источник относительно событий 1891 года, то есть «Справочник автомобилиста». Иными словами, кто в 1913 году мог точно знать, что происходило за двадцать лет до того.

Список выпущенных автомобилей, хранящийся в мерседесовском архиве. Под номером 91 – Benz Velo, отправленный в Москву неизвестному заказчику. «Бенц» с порядковым номером 90 был заказан из саксонского города Ольденбург, а 92-й – из Парижа.

Лошади будут изгнаны из городов

Отправной точкой в историческом расследовании следует взять тот мерседесовский «гроссбух». Сразу три поставленных в Одессу автомобиля наводят на закономерную мысль, что подшивку «Одесского листка» надо просматривать именно за 1895 год. И листать ее лучше не с начала, а, наоборот, от декабря к сентябрю. Так события будут появляться в обратной последовательности, что дает больше шансов сразу что-то найти. Такой вот авторский метод, не имеющий пока теоретического обоснования.

Метод оправдал себя тут же: в номере от 31 декабря есть реклама автомобилей фирмы «Бенц», которую в газете разместил тот самый Евгений Руф, указанный как ее «представитель для Юга России и Кавказа». Адрес «представительства» – Ришельевская, 38. Интересно, что там сейчас? Поиск в Google выдает типичный одесский дворик с длинными балконами, террасами, узкой уличной лестницей и клумбами с цветами. Сам дом – трехэтажный, красного цвета, в нем сейчас располагаются магазины обуви и косметики. Очевидно, в рекламе значился домашний адрес Руфа, куда следовало адресовать запросы. Судя по тому, что в течение 1895 года в Одессу отправилось сразу три автомобиля «Бенц», дела у него шли неплохо.

А вот и еще один подарок исследователю. В номере от 13 декабря на первой полосе – научная хроника про автомобили с упоминанием Навроцкого: «Nil novum sub sole. Самодвижущиеся экипажи (в Одессе имеется лишь один такой экипаж усовершенствованной конструкции, принадлежащий редактору-издателю «Одесского листка» В.В. Навроцкому) впервые появились в Англии…» И далее следует небольшой исторический экскурс, неуместный к полному цитированию ввиду своей неактуальности. Латинское изречение «Nil novum sub sole» переводится как «Ничто не ново под солнцем», и, наверное, в 1895 году автор заметки имел полное право так сказать.

Будущность самодвижущихся экипажей тогда казалась самой блестящей, а по прошествии ста с лишним лет выглядит даже забавной, учитывая нынешнюю экологическую ситуацию: «Лошади, отнимающие у людей кислород, нужный для дыхания, и заражающие почву своими отбросами, несомненно, будут изгнаны из городов, где их заменят самодвижущиеся экипажи». Тут бы снова вспомнить вышеупомянутую мудрость на латыни, хотя здесь более уместна русская поговорка «За что боролись, на то и напоролись». Но главное в заметке все же не умные мысли, а упоминание Навроцкого и его «экипажа усовершенствованной конструкции».

Benz Phaeton был первым автомобилем, поставленным фирмой Benz в Петербург по заказу от 22 апреля 1895 года. «Фаэтон» отправили 1 августа, а по нашему календарю – 20 июля. Первые публикации о нем в петербургских газетах датируются 10 августа.

Реклама Евгения Руфа из «Одесского листка». Он значится «представителем для Юга России и Кавказа». В том же году в Москве и Санкт-Петербурге работал другой представитель фирмы Benz – Карл Шпан, писавший, что он – «единственный представитель».

Влас Дорошевич вел в «Одесском листке» рубрику «За день», где писал о разных событиях городской жизни. В номере от 11 октября 1895 года он рассуждал о женском образовании и греческой диаспоре в Одессе.

Экипаж будет пугать лошадей

Листаем дальше. Как и прежде, попадается реклама Евгения Руфа с изображением «Бенца» – самая первая опубликована в номере от 3 декабря. Значит, развязка должна быть близко, но в ноябре – ничего, да и в октябре, похоже, что тоже.

Но вот номер от 11 октября и долгожданная заметка об автомобиле Навроцкого: «В воздухе пахнет порохом… Виноват! В воздухе пахнет бензином. Благодаря бензину вспыхнет полемика между одесскими газетами. Подлить бензину в одесскую полемику! Этот адский замысел принадлежит моему редактору-издателю В.В. Навроцкому. Еще г. Навроцкий не успел ни разу проехаться на своем «бензиновом экипаже», а хорошо осведомленная редакция одной из одесских газет уже поспешила заявить, что одесские лошади намерены пугаться. Лошади будут кидаться на людей, люди на дома, дома падать на улицы, улицы проваливаться. Словом, лучше пусть случится землетрясение, чем г. Навроцкий проедет на бензиновом двигателе. Мы можем, однако, успокоить почтенную редакцию. Таких экипажей много уже в Париже и в Милане – и нигде лошади при виде их не бросаются ни вверх, ни вниз, ни по сторонам. Да и почему лошади стали бы при виде бензинового экипажа становиться на дыбы? Потому что они видят себе сильную конкуренцию? Так лошади животные, во-первых, умные, а во-вторых, благородные. Конкуренция не заставляет их становиться на дыбы, храпеть и брыкаться задом и передом». Текст не оставляет никаких сомнений – первый автомобиль в Одессе появился в 1895 году.

Заметка подписана: В. Дорошевич. Тоже интересный персонаж того времени. Это не кто иной, как знаменитый дореволюционный журналист, фельетонист и театральный критик Влас Михайлович Дорошевич. Несмотря на то что Дорошевич родился и большую часть жизни провел в Москве, журналистскую славу он снискал благодаря «Одесскому листку», где вел рубрику «За день». В этой рубрике и было напечатано сообщение о появлении автомобиля у Навроцкого.

«Одну из одесских газет» вычислить оказалось несложно: в 1895 году в городе выходило только две газеты, вторая называлась «Одесские новости». Об автомобиле Навроцкого на ее страницах написали днем ранее: «Нам сообщают, что какой-то местный житель выписал для себя электрический экипаж, движущийся без лошадей. Автор сообщения боится, что движение такого экипажа по нашим узким и многолюдным улицам будет небезопасно; кроме того, такой экипаж будет пугать лошадей, а это, в свою очередь, будет небезопасно для пешеходов».

Согласно записям в книге заказов, с 1894 по 1897 год в Россию официально было отправлено 19 автомобилей марки Benz. Также некоторые автомобили приобретались в частном порядке на вторичном рынке.

Обложку изданного в 1913 году «Справочника автомобилиста» по иронии судьбы украшала реклама фирмы Benz, открывшей собственное отделение опять же на Ришельевской улице, но уже в доме номер 11.

Странно, что Дорошевич не стал опровергать слова про «электрический экипаж», а высмеял только опасения по поводу испуга лошадей, доведя все до абсурда. Сделал он это зря: лошади потом часто пугались автомобилей, особенно в сельской местности. А слова про «электрический экипаж» можно объяснить только тем, что у автомобиля Навроцкого было электрическое зажигание от аккумулятора, поэтому «доносчик» из газеты «Одесские новости» принял его за электромобиль.

После такого расследования можно пересмотреть весь начальный период истории российского автомобилизма. Самый главный результат – перестает существовать легенда о привозе Навроцким автомобиля в 1891 году. Первенство в появлении автомобиля в России теперь переходит от Одессы к Москве, а сама она перемещается на третье место после Санкт-Петербурга. Конечно, остается множество вопросов: какой марки был автомобиль Навроцкого, и если «Бенц», то привез ли он его сам или при посредничестве Евгения Руфа? Кому принадлежали остальные автомобили, отправленные в Одессу в 1895 году? И кто же тот таинственный владелец первого «Бенца» из Москвы? На все это еще только предстоит ответить, не исключено, что тоже благодаря газетным публикациям. Одно обидно: 125-летний юбилей появления в России первого автомобиля мы уже пропустили.

Источник

Поделиться с друзьями
Практические советы по железу и огороду